0

Баба Лиза

Самая возрастная жительница Ярков не пользуется телефоном, любит гостей и порою… взбирается на крышу!

Прошлым летом баба Лиза влезла на крышу домика. Нужно было подмазать печную трубу… После старушку снимали добровольные помощники. У самой вернуться не получилось. Зато дело сделала!
В этом вся Елизавета Яковлевна: ждать помощи не стремится. Завалинку поправит, забор подновит, кладовую облагородит… Не хочется ей обременять своими хозяйственными заботами детей и внуков. Хотя они – постоянные гости в маленькой уютной избушке, «присевшей» в самой дальней части Ярков. На «Хохлах». Так испокон века зовут это место, куда ведёт мосток через речку да длинная разбитая дорога.
Между тем, 10 сентября бабе Лизе 90. Сегодня она – самая возрастная жительница Ярков. Старше никого нет. А деятельного беспокойства, энергии, трудолюбия, старушке хватит на десятерых. По-прежнему сама носит воду из колодца, сажает огород, топит печь и печёт в ней хлеб.
Фамилия, что ли, диктует бабе Лизе неуклонные правила будней? Пчела. Елизавета Яковлевна ею гордится.
– Всех моих ребятишек так и называли – пчелята! – хохочет.
Работа – её спасение. Всегда так было. Отгоняет грустные мысли. Лечит болячки. Веселит результатом. Более позитивного человека, чем светлая Елизавета Яковлевна, во всей округе не сыскать. Всегда-то у неё всё замечательно. Каждому найдётся улыбка, внимание, искренний интерес. Оттого не только родные – соседи, односельчане – тихо, но крепко любят бабу Лизу. Греются в тепле её щедрой души, лёгкого характера. Телефоном не пользуется принципиально. Зачем? Увидеться глаза в глаза – настоящее счастье. Этот дом распахнутой дверью встречает гостей. Хозяйка их привечает, ждёт, обнимает открытым сердцем. Чужие, казалось бы, люди отвечают тем же…
Зимой в проулочке Елизаветы Яковлевны всегда прочищенная дорога. Будто снегопады обходят её стороной! Соседи стараются.
Говорят:
– Надо чистить: вдруг бабе Лизе скорая понадобится?! Чтобы проехала…
И берут в руки лопату.
Честно говоря, хворать ей некогда. Хотя, случается. Недавно даже в больнице полежать успела. Зато после такую бурную деятельность дома развела! А в её избушке и без того, как в музее старины. Чистота, порядок, благолепие. Икона в «красном углу» под рушником. Стены отливают голубизной побелки. Посуда начищена до блеска. На высоких от перин кроватях по-барски улеглись пуховые подушки в вышитых цветами наволочках. Сама ещё в девках вышивала. Чуть ли не столетие назад… Всё в хате красивое, живое, уютное. Вот и ласковый серый в полоску котёнок – как с картинки сошёл. Только настоящий.
Работать – это лекарство Елизавете Яковлевне с детства помогает. В школу она не ходила. Читать, писать, сколько нужно, сама научилась. Совсем девчонкой на конях пахать стала. Нормально получалось. Недаром отец конюх!
Потом жизнь Лизы приняла разъездной характер. Древесину в сузунском бору в войну заготавливали совсем подростками. Ручной пилой пилили. Бывало, выполнит свою норму и – тикать! Так домой, в Ярки, тянуло. Там же семья – мама, братья-сёстры. А тут? Тяжелейший труд, в котором кто ты – девка ли, пацан? – приходилось забыть. Голод, вши, тоска по несложившемуся детству. Но порученное исполняли. Как иначе?
И вот поймают бредущего по лесу юного беглеца. Вернут. В воспитательных целях поместят в каталажку. И снова – работать.
Деревня Петухи в Черепановском районе, давно канувшая в лету, Чудиново – Маслянинского… И тут, и там потрудиться успела. Вскоре и Ваня явился. Фронтовик. Весельчак. Само обаяние.
– Я только когда наездилась – замуж вышла! – смеётся баба Лиза.
Шутит так. Сполна хлебнув на стороне из тяжёлой трудовой чаши, Лиза Пчела решила: пора в своих Ярках гнездо вить! Пережив одну зиму в доме свёкра, следующей весной они начали строить дом. Тот самый, где тридцать лет назад овдовев, живёт теперь. Любит его. Как и свои Ярки. Где, кажется, любой кустик, травинка – родные. Сколько ни звали – и по работе, и родственники их с супругом Иваном Григорьевичем Бондаренко – переехать в Черепаново, в Алма-Ату, Донецк – не согласилась. Баба Лиза с характером. Скажет – как отрежет! Она и фамилии мужа, с которым три десятилетия прожила, после регистрации семьи брать не стала. Пчела осталась. И детей так записала.
Быть счастливыми всё это им не мешало. А когда думать о том, что так, что не так, если работа ждёт? Деревенские поля, колхозная ферма всегда требовали человеческих рук. И дома дел невпроворот: хозяйство, огород, четверо ребятишек…
Село-то раньше не таким было! Полтысячи дворов против сегодняшних двухсот. Жизнь кипит. Это теперь вокруг ярковских «хохлов» пустыри да поросшие крапивою поляны. Жжёт её зелень память Елизаветы Яковлевны воспоминаниями о былом. Сильные тоже плачут…
Конечно, как вдова ветерана Великой Отечественной войны, её дитя, труженица тыла она могла бы перебраться и в благоустроенную квартиру, и к дочке. Зовут. Порою даже строжатся: сколько можно своевольничать, когда 90 лет вот-вот стукнет?! Пора в удобстве да покое понежиться. Только баба Лиза своему приволью рада. Хлопоты ей и годы продляют. Не сомневается.
Между нами говоря, и не одна она в доме. На стенах – сплошь фотографии дорогих сердцу людей. В горнице – свояченица с ребятишками. Над столом летней кухни – они с мужем Ваней. Молодые. Красивые. У икон – «горсткой» внуки да правнуки. Даже певец уважаемый есть – Муслим Магомаев.
А станет грустно – открывает баба Лиза свои богатые фотоальбомы. Любуется. Разговаривает. Вот внук Саша. Военный. Сейчас в Сирии служит. А это – правнук Ванечка! В кадетском корпусе он, в Бердске.
И мысленно рассаживает Елизавета Яковлевна гостей за длинным столом. Его юбилярша мечтает накрыть прямо в ограде отчего дома. Сюда и слетятся. Как пчёлы.

Нашли что-то интересное? Поделитесь с друзьями:


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*