0

Честь имею!

Бережно хранимый мундир Геннадий Семёнович обязательно надевает на военные праздники 

Жизнь подполковника в отставке полна борьбы и побед

В 7 лет Гена Сухих попробовал курить. А что? Время послевоенное, суровое. Пацаны – почти взрослые люди. Работают изо всех сил.  Голодают наравне со старшими. Вот вроде и имеют право на их атрибутику…  Дым столбом – гори невзгоды синим пламенем!

Жили они тогда с мамкою вдвоём. Все испытания на двоих и делили. Только была Генина мама, несмотря на жизненные невзгоды, некурящей. И мудрой женщиной.

Вечером легли спать. Комнатка маленькая – всё рядом. Задремать не успели, мама поднялась. Принюхалась. Ходит по комнате, в углы заглядывает.

– Где он? – шепчет.

Гена встревожился, голову от подушки оторвал:

– Кто?

– Мужик…– отвечает.

Прилегла рядом с мальчишкой. Шепчет: «Сынок, не бью тебя и даже не ругаю. Брось курить».

Семь десятилетий с того времени минуло. Сегодня Геннадию Семёновичу Сухих – 77. Больше он никогда не курил. С приверженцами «дыма столбом» по сию пору о пагубности пристрастия считает своим долгом дискутировать. А мужиком стал. Настоящим. Об этом свидетельствует судьба подполковника в отставке.

Работают эти двое всегда дружно!

«Сухой»

Откуда в уроженце алтайской деревни Быстрый Исток, выросшем в черепановском посёлке Искра, стремление к небу, порядку, воинской дисциплине? Наверное, из детства. Уже тогда Гена Сухих был  настойчивым, спортивным, бесстрашным, умел бороться и отвечать за свои поступки. Потому в Ачинское военное училище поступил без проблем. И учился с радостью.

Полученная профессия налагала на Геннадия Семёновича большую ответственность. От него зависела техническая готовность лётного состава. В Омске, где служил, в подчинении заместителя командира технически-авиационной службы было более четырёх десятков самолётов и вертолётов, огромный штат обслуживающих их людей. И здесь «Сухой», как в духе авиации его звали однополчане, не отличался сговорчивым нравом, не терпел попустительства, умел справедливо требовать, часто – не взирая на чины и звания.

Однажды во время проверки, выйдя из самолёта, прямо под крылом жадно закурил генерал. Сухих не сдержался. Укорил:

– Товарищ генерал, что ж вы делаете?! Я личный состав за такое наказываю! А вы пример подаёте…

Генерал сконфузился. Затушил сигарету. Надо ли говорить, что к принципиальному заместителю прислушивались, побаивались? А «Сухой» по сей день убеждён:

– Счастье – не когда тебе комфортно живётся, а когда тебя уважают люди!

Много лет он прослужил на Украине. Подполковником вышел в отставку. Обосновался там в сельской местности. Гражданскую профессию выбрал «подвижную» – сел за руль автомобиля. С супругой, которую обрёл после ранней смерти первой жены, общий язык находили хорошо. Не появилось совместных детей, зато её дочь Геннадий Семёнович считал родной. Поддерживал как собственную взрослую девочку, обустроившуюся в Омске.

В 1992 году, когда в стране всходили нерадостные плоды перестройки, Сухих задумал перебираться в Сибирь. Внутреннее чутьё подсказывало подполковнику, что на Украине грядёт «пересмотр» отношений с русскими. Первые звонки нетерпимости, махрового национализма, несправедливости к братьям славянам были видны уже тогда. Семья ещё успела не бросить – пусть дёшево, но продать принадлежавший им дом, и вернулась на малую родину Геннадия Семёновича.

Нерушимая стена

Земля детства встретила Сухих радушно. Нашлись школьные друзья, товарищи юности. Подполковник всегда был гордостью Искровского поссовета за свою нестандартную биографию, при этом вечно весёлый, без чванства характер. Однако экономические реалии 90-х диктовали очередную «проверку на прочность». Он выдержал.

Много работал: завели с женой хозяйство – корову, коз, птицу. Выручал лес. Грибы-ягоды, лекарственные растения – по сей день собирает Геннадий Семёнович. Созерцательность не в его характере. Хотя успевает и теперь почитать книжку из своей хорошей библиотеки, посмотреть любимый канал о животных… Даже фотографировать успевал любознательный подполковник. Вон какая коллекция фотоаппаратов собралась!

Украину, между тем, всё больше охватывало пламя междоусобиц. Названая дочь растила троих детей. Муж её оставил, не желая больше сложной жизни. Перебираться, кроме как в Сибирь, к матери, беременной женщине было некуда. Так она оказалась в Черепаново. Здесь родился четвёртый ребёнок в семье – мальчик Женя.

Без гражданства, возможности устроиться на работу, с серьёзными болячками стала она жить на чужой земле. Если бы не родители – неизвестно как сложилась бы судьба многодетной семьи. Всегда, как нерушимая стена, за ними стоял Геннадий Семёнович. Одно время он даже оформил опеку над ребятишками. Другого выхода не попасть в детские дома для них не было…

Всех помог поднять на ноги, определить в жизни дедушка Гена. Впрочем, они привыкли сызмальства звать его папой. Так и теперь кличут. Потому что даже после того, как болезнь унесла супругу Геннадия Семёновича, её кровная семья осталась главной составляющей его жизни. Улыбается:

– Ничего у меня не просят – сам несу!

Каждое утро подполковника в отставке начинается с визита к дочке. Несёт гостинцы. Живут они в Черепаново на разных улицах. Дети её давно выросли. Свои семьи создали. Женщина очень болеет. Первый помощник здесь – младший сынок Женька, старшеклассник. Теперь он – главная привязанность Сухих. Свою житейскую мудрость пытается передать парнишке. Содержать дом, собирать лесные дары. Продать их без рвачества. А то и вовсе отдать тому, кому нужнее. Кто ещё научит пацана такой науке?!

– Чтобы не пропал. Не затерялся в жизни. Я-то немолод уже! Мало ли что? – размышляет подполковник.

Купил триммер. Летом – нужнейшая вещь! Многим не по силам вести борьбу с дурными травами. Ездят по дворам вместе с Женей. Мальчик косит. Геннадий Семёнович помогает. Копейка трудовая. Да и люди признательны. Значит, мужская работа.

Нашли что-то интересное? Поделитесь с друзьями:


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*