0

Кровное родство

Семья из Медведска — частый гость на встречах в Искитимской Епархии

Когда Татьяна сказала: «Хотим забрать Дашу к себе!», в Ояшинском доме-интернате для умственно отсталых детей на неё смотрели, мягко говоря, с большим подозрением. Кто, скажите на милость, по доброй воле согласится взять в семью чужого, большого уже ребёнка с кучей неизлечимых приговоров – болезнь Дауна, частичный ДЦП, порок сердца?!
Говорить девочка не умела. Да и не научится никогда. Но она с такой чуткостью и надеждой наблюдала за Таней! Словно понимала: в этой красивой женщине с добрым лицом – её иная жизнь. В доме-интернате решительность и настойчивость Свежинцевых тоже оценили. И всё же искренне пытались уговорить посмотреть другого ребёнка, с более лёгким диагнозом. Но семья была тверда: только Даша!

Не играйте с ней…
Эту девочку, своего первенца, папа с мамой 15 лет назад оставили в родильном доме сразу. Семья военного, где у отца серьёзное воинское звание, оказалась не готова принять ребёнка-инвалида. И Даша осталась одна. Конечно, её не бросили государственные органы. Шаг за шагом, по мере взросления «вырастая» из сиротских учреждений, ребёнок попал в Ояш. В маленькой жизни было много больниц. В одной они и познакомились. Встрече предшествовала большая беда.
У Свежинцевых растут двойняшки – Кирилл и Лиза. Весёлые, подвижные, смышлёные дети – радость всех, кто их окружает. Конечно, пошалить они тоже умеют. В полтора года Кирилл совершил шалость, едва не приведшую к трагедии. Случайно найденную марганцовку малыш «попробовал на вкус» – щедро высыпал сухой порошок себе в рот. Подлетела мама. Она успела помочь. Но немалая часть всё же попала внутрь. Ожог. Реанимация. Молитва. Боль. Слёзы. Чудо, Кирилл выжил и выздоровел. Правда, это был путь длиною в месяцы полные тревоги.
С Дашей мама с сыном впервые увиделись в больничном коридоре, когда мальчик окреп, и им наконец разрешили быть здесь вместе. Внутренне уже оставивший в прошлом своё отравление, Кирилл долго не крутил головой по сторонам в поисках друга. Выбирал сердцем. Он мгновенно оглядел игравших в белом пространстве детей и подбежал к Даше. Гамма неожиданных чувств отразилась на больном лице девочки: выбрал её! Радость. Надежда. Благодарность. Какая-то из мам вдруг прошептала на ухо Тане: «С этой девочкой пусть не играет! От неё воняет».
Правда, симпатию Даша, мягко говоря, не вызывала – неухоженная, с всклокоченными волосами, в каких-то невообразимых вытянутых колготках. Вместо слов – мычание. В больнице она лежала с воспитателем. Но маленький Кирюша вопреки всему не оставлял новую подружку. Татьяна смотрела за детьми, с удивлением прислушиваясь к тому, что происходит в её душе. Она раскрылась навстречу Даше, словно это – родная дочь.
Больничный распорядок дня. Процедуры. Лечение. Выписка. Женщина вдруг поняла, что даже не знает фамилии девочки. Благо, интернат, из которого она прибыла, не вызывал сомнения – Ояшинский в Новосибирской области такой один.

Забираем!
Когда в юности Таня приехала в гости в Медведск, здесь познакомилась с Женей Свежинцевым, сразу поняла: – это её человек. С ним не нужно притворяться, пытаться изобразить из себя кого-то другого. Можно быть собой. Какое счастье, если он станет её мужем! Так и случилось. Их ощущение мира, взгляды на жизнь удивительно совпадают. Главное – оба очень любят детей.
К моменту создания своей семьи Татьяна многое пережила. Рано осиротела. Её воспитала старшая сестра. Родился первенец Матвей, потом Тимофей. В сыновьях молодая мама души ни чаяла. Оставить на минуту, просто передать в чьи-то руки было немыслимо. В это время пришло очередное тяжкое испытание: старшая сестра смертельно заболела. Сиротой остался племянник Данил. Свежинцевы приняли в свои сердца лишившегося мамы мальчика. Воспитывают с малых лет. Окружающим даже не приходит в голову, что Данил не родной.
«Не хочу, чтобы меня кто-то жалел!», – с таким посылом Татьяна идёт по жизни. Этому учит детей. Они не вызывают жалости – скорее восхищение, радость. Добротой, нежностью, неустанным интересом друг к другу. А пожалеть, помочь, понять Свежинцевы сами умеют.
И вот в обычной многодетной сельской семье, с подсобным хозяйством, где папа – простой экскаваторщик, что такое проблемы, в том числе финансовые, знают далеко не понаслышке, рождается мысль взять на воспитание ребёнка из детского дома. После расставания с Дашей Татьяна не находит себе места. Кажется, что там, далеко, одинока и несчастна её частица. Не в силах больше наблюдать душевное смятение супруги, Евгений сказал: «Поехали!». После знакомства с Дашей в доме-интернате он заглянул в мокрые от слёз Танины глаза и также решительно вынес вердикт: «Забираем!».
Будет сложный период адаптации. Девочка не умела нормально есть и долгое время словно не могла наесться. Ей было непривычно, что со стола можно взять всё и когда захочешь. Множество простых бытовых действий были для неё недоступны. Она не доверяла посторонним и боялась их. А Таню… Таню Даша боготворит. Её настроение для этого ребёнка – открытая книга. Даже когда печаль, расстройство, сомнения спрятаны глубоко во взрослой душе. Они настроены на одну волну. Своим «шестым чувством», необъяснимой разумом интуицией девочка с синдромом Дауна знает, кто и как относится к её маме. Оберегает. Видите, Танина рука? Даша держится за неё всегда, если рядом.

Наша Даша
Отношения с миром стали отдельной темой с момента, когда в семье Свежинцевых появился шестой ребёнок. Непонимания не меньше, чем восхищения. Но вряд ли пересуды и косые взгляды имеют для Евгения с Татьяной и детей хотя бы какое-то значение. Кровное (здесь – ещё и духовное родство) превыше всего. Вначале, когда Даша находилась под опекой, выяснилось, что в таком случае по закону её биологические родители обязаны платить девочке алименты. Даже, если эти деньги не будут трогать, они станут копиться на банковском счёте на будущее. Семья военного возмутилась и принялась судиться с опекунами, доказывая, что они никому ничего не должны. Тогда не привыкшие к сутяжничеству Свежинцевы просто удочерили «солнечную девочку», как принято называть детей с синдромом Дауна. Поставили точку в истории с родной кровью.
В сегодняшней Даше ни за что не узнать того нервного, отсталого и несчастного ребёнка, что 3 года назад приехал в село Медведск. Аккуратная, нарядная, улыбчивая девочка с удовольствием делает посильную домашнюю работу, рисует, складывает мозаику и клеит, играет с Кириллом и Лизой. Она раскрепощена и дружелюбна. Открыта миру, в котором, оказывается, столько света!
Но, пожалуй, с самым большим удовольствием Даша, как и вся её семья, ходит в храм. В Медведске, Черепаново, Искитиме в православных церквях их хорошо знают. Без Бога – не до порога. Это про Татьяну, чья жизнь – живая проповедь Любви.
Улыбается: «Говорю детям: когда вам становится тяжело – вспомните нашу Дашу. У неё никого нет. Её даже никто не любит».
…Сами понимаете: так раньше было.
Елена Воликова.
Фото автора; Искитимская
епархия.

Нашли что-то интересное? Поделитесь с друзьями:


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*