0

Главный инженер Советского Союза

Алексей Косыгин с женой и внучкой Татьяной

В Черепаново А. Н. Косыгина едва не съели волки

Здание Губсоюза в Черепаново. В нём будущий председатель Совета министров СССР работал 1 год

«Малозаметный», но действительно выдающийся советский государственный деятель – Председатель Совета министров СССР Алексей Николаевич Косыгин. Он был, пожалуй, единственным из когорты коммунистических правителей, кого без оговорок можно назвать настоящим реформатором. Некоторые историки и экономисты утверждают, что этот человек по эффективности проведённых им реформ превзошёл царского министра Петра Столыпина. Его называли любимцем Иосифа Сталина, серым кардиналом, но при этом самым профессиональным и эффективным главой советского правительства.
Многие считают, что если бы к этому человеку прислушались и позволили довести до конца задуманные и начатые в середине 1960-х реформы в промышленности, то СССР за 10-20 лет смог бы стать по-настоящему независимой страной, избавившейся от сырьевых отраслей.
Его заслуги перед Оте-чеством пока не получили должной исторической оценки во многом «благодаря» его врождённой интеллигентности и скромности. А послужной список А. Н. Косыгина в самом деле впечатляет. В годы Отечественной вой-ны он руководил эвакуацией промышленных предприятий на восток страны, обеспечивал бесперебойную работу Дороги жизни, позже – занимался восстановлением разрушенной экономики и решением реальных хозяйственных задач, а в начале 1970-х предотвратил один из самых взрывоопасных конфликтов на планете (между Индией и Пакистаном). Его имя было синонимом надёжности, олицетворением здравого смысла. К сожалению, «главный инженер Советского Союза», как его называли, мог сделать гораздо больше, если бы не стоящие над ним «директора».

Открытка из Кремля
Несмотря на то что Алексей Николаевич Косыгин родился в Санкт-Петербурге, трудовая биография восьмого советского премьера началась не где-нибудь, а в Сибири. Революционные бури вовлекли юношу в свой водоворот – в 1919 году 15-летний Алексей, подобно Аркадию Гайдару, уходит на фронты гражданской войны. А через 2 года, после демобилизации, Алексей Косыгин поступил в Петроградский кооперативный техникум, который окончил в 1924 году. Молодого специалиста сразу же направляют в Сибирь – внедрять на местах принципы социалистической кооперации. Так будущий премьер оказался в городе Черепаново Новониколаевской губернии в должности инструктора местной конторы Губсоюза.
Свидетельств этого периода жизни Алексея Николаевича почти не сохранилось. Здание конторы Губсоюза – бывший купеческий особняк на улице Барнаульской, где трудился будущий премьер, – уничтожено пожаром много лет назад. Остались лишь скупые воспоминания, передаваемые местными жителями из уст в уста.
Они рассказывают, что Косыгину пришлось хлебнуть лиха на своей должности. Ему по долгу службы приходилось ездить по деревням зимой, на санях. А места-то у нас тогда были дикие, нередко волки выбегали на дорогу. Поэтому мужики, что возили Косыгина, обычно брали с собой в дорогу ружьё: не дай бог, волки съедят «начальство».
Но молодой инструктор Губсоюза остался цел и невредим. Успешно работая, Алексей Косыгин обзавёлся в Черепаново друзьями.
Управляющим районной конторой Губсоюза тогда работал Дмитрий Антонович Абраменко. Алексей Николаевич трудился под непосредственным руководством этого человека. Их связывали не только служебные, но и дружеские отношения. Несмотря на разницу в возрасте: Косыгину только-только исполнилось двадцать, а Дмитрий Антонович был лет на 8-9 старше. Они были во многом схожи по своим человеческим качествам и были глубоко порядочными людьми. Потом их жизненные пути разошлись: Алексей Николаевич уехал на новое место службы, а Дмитрий Антонович так и проработал всю оставшуюся жизнь в Черепаново. Но дружба их не прерывалась на протяжении полувека. Какую бы должность ни занимал Косыгин, он переписывался с Дмитрием Антоновичем, поздравлял его семью с праздниками. Говорят, жена Дмитрия Антоновича, сидя на завалинке, хвасталась: «Нам сам Косыгин открытку прислал! Из Кремля!».
Поработать в Черепаново Косыгину довелось всего лишь год – в 1925-м его перебрасывают на новое место работы, в Киренск (Якутия). Оттуда снова в Новосибирск на ответственный пост в аппарате Сибирского краевого союза потребительской кооперации, где он трудился до 1930 года.

Нетипичный чиновник
С Сибирью связаны шесть лет жизни будущего премьер-министра. Эти годы стали для него, по сути дела, основополагающими. Именно тут начал складываться его высокий профессионализм. Косыгин увлечённо занимался не только одной практической работой, но и самообразованием. Его очень интересовала деятельность таких великих русских реформаторов, как Столыпин, Витте, Плевако. Вместе с тем он не был чёрствым рабочим сухарём. Занимался спортом, любил волейбол, лыжи, греблю, городки. Обожал джаз. Этот период стал также и самым романтическим в его жизни. Здесь, в Сибири, Косыгин обрёл свою настоящую и единственную любовь – девушку по имени Клавдия.
Она была его музой и ангелом-хранителем, самым преданным другом. Это трепетное чувство он пронёс через всю свою жизнь. В 1967 году Клавдия Андреевна умерла. Говорят, что оставшиеся тринадцать лет, прожитые после, при одном упоминании её имени у него на глазах наворачивались слёзы. Новосибирск был дорог для Косыгина прекрасными воспоминаниями своей молодости. Наверное, поэтому после смерти отца дочь Алексея Николаевича, Людмила Алексеевна, передала Новосибирскому краеведческому музею подарки, полученные Косыгиным от людей, организаций и стран, а также его личные вещи и множество фотографий.
О феноменальной памяти и невероятной способности Алексея Косыгина быстро умножать в уме многозначные числа ходили легенды. Сталин его за это называл «арифмометром». Он был нетипичным чиновником. Не любил лести и избегал застолий. Его заседания всегда были короткими и «сухими»: он быстро выделял суть и «не растекался мыслию по древу», не позволял это делать и подчинённым.
Когда Иосиф Виссарионович умер, так и не успев свершить задуманную смену элит, Косыгину удалось удержаться у власти. «Старая гвардия» после кончины генералиссимуса начала спешно «выкорчёвывать» молодые кадры, расставленные Сталиным.
О том, как подходил к своим обязанностям министр, ходили легенды. Например, после окончания войны Алексей Косыгин бросил курить. Но однажды он отправился принимать новую табачную фабрику в Грузию. Во время разговора с её директором попросил у него закурить. Тот предложил ему сигареты, которые курил сам – протянул пачку американского производства. Министр развернулся и уехал. Директора фабрики сменили.
Не так давно по просторам интернета начала гулять удивительная версия, что Алексей Косыгин – сын Николая II. То есть он является выжившим царевичем Алексеем Николаевичем, наследником дома Романовых. Якобы именно поэтому детство Алексея Косыгина – это сплошная загадка. Те, кто верит в эту мифическую версию, указывают на некое сходство на детских фото Алексея Косыгина и Алексея Романова. Только никто не слышал, чтобы советский чиновник страдал гемофилией.

Этот человек был удивительно неприхотлив и скромен. А ещё – глубоко порядочен. Освободив занимаемый пост, бывший вип-чиновник, спустя неделю, покинул государственную дачу и отправился в свою довольно скромную квартиру, забрав лишь личные вещи и книги. Собственной загородной дачи у него так и не появилось.
Не нажил он и несметных богатств, хотя мог бы. Например, во время визитов в разные страны ему часто подносили подарки. Если он соглашался их брать, то сразу же передавал в Госхранилище или подшефной школе. Например, в арабских странах видному советскому чиновнику не раз подносили мечи и сабли, украшенные бриллиантами и другими драгоценными камнями. Но ни разу Косыгин не оставил подарок себе.
Это был серьёзный и всеми уважаемый человек, который столь долго был на самом верху потому, что никогда не интересовался интригами, а всю свою жизнь занимался только делом. Он был тем, кого в советские времена обычно называли «хозяйственником». Именно поэтому никто и никогда его ни в чём не подозревал и всем он оказывался нужен. Исторический маятник, как сумасшедший, метался из стороны в сторону, от культа личности к волюнтаризму, от волюнтаризма к застою, а Косыгин по-прежнему оставался в рамках того пространства, которые ему на тот момент позволяла ситуация, упорно день за днём работал на свою страну.
Фото – открытые интернет-источники.

Нашли что-то интересное? Поделитесь с друзьями:


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*