0

Предложение на высоте

Сибиряки на Эльбрусе

Что может быть романтичнее гор? Их величие и красота завораживают, заставляют забыть обо всех проблемах и почувствовать себя частью этой прекрасной природы. Хочется кричать о любви. К миру, к головокружительным пейзажам, к людям, к человеку.

Дмитрий Чурбаков родился в Черепаново, окончил школу № 3 и поступил в СГУПС, отучившись в котором, получил профессию железнодорожника. В студенчестве парень занимался спортом, а впервые окунулся в мир альпинизма в 2014 году. Тогда он с друзьями побывал в Хакасии на Туимском провале, где попробовал прыгнуть с верёвкой. Понравилось. Затем был Алтай. Там Дмитрий познакомился с так же увлекающейся экстримом Ксенией. Ребята подружились, а вскоре стали парой. Общие интересы их сблизили ещё больше, и в прошлом году они решили совершить восхождение на самую высокую гору Европы и Азии – Эльбрус (5642 м).

– Дмитрий, как возникла эта идея?

– В сентябре прошлого года в интернете я увидел, что музыкальная группа «Грот» приглашает всех желающих в экспедицию на Эльбрус. Мы с Ксюшей решили тоже испытать себя. А ещё я подумал, что это оригинальный способ сделать ей предложение. Изначально поездка была запланирована на июнь 2020 года, но из-за коронавируса перенесена на конец августа. Всего собралось 60 человек со всей России, хотели приехать туристы из Украины и Америки, но пандемия не позволила. Из Новосибирска нас было пятеро.

– Вы как-то готовились к восхождению?

– Да, понимали, что нагрузка серьёзная, поэтому в течение года периодически делали пешие походы с рюкзаком по лестницам продолжительностью 1 час, чтобы привыкли ноги.

– С какими мыслями началась ваша экспедиция?

– 20 августа мы прилетели в Минеральные Воды, погуляли по городу, съездили в Кисловодск – там прошло детство Ксении. На следующий день познакомились со своей группой и на автобусе отправились в базовый лагерь, который располагался на высоте 2 тысячи метров. Разбили палатки, приготовили термос, воду. Уже тогда я испытывал большое волнение, всё думал: получится у меня покорить Эльбрус или нет. Даже было немного страшно.

– Но потом волнение ушло?

– На протяжении всей экспедиции меня точил внутренний червь: зачем это надо, вот, сейчас сидел бы в тёплом доме, на мягком диване, а не это всё. Но мы поддерживали друг друга, говорили: «У нас получится, мы сможем». Вдобавок ко всему у меня была цель – сделать Ксюше предложение на вершине Эльбруса, я не мог это всё так бросить. Хотя было очень тяжело. Ноги практически сразу стали забиваться. Дул сильный, пронизывающий ветер. Об этом нас предупредили, поэтому одевались мы основательно. А среди альпинистов ходит такая поговорка: нет плохой погоды, есть человек, плохо к ней подготовленный. В первый день мы поднялись с 2 тысяч до 3100 метров, потратив на подъём около 4 часов.

Во второй день было ещё тяжелее, склон около 40 градусов, ноги уставали гораздо быстрее, сил тратилось больше. Хоть как-то их восполнить получалось конфетами – глюкозой. А ещё рекомендовали пить колу – это быстрый сахар, но в конце восхождения она уже не лезла. Я впервые почувствовал недостаток кислорода, когда не можешь отдышаться. Кстати, погода была ясная и солнечная, светило солнце, но подниматься по жаре оказалось ещё хуже. Плюс обязательно нужно было надевать очки, потому что могли «сгореть» глаза.

В третий день у нас стояла цель – подняться на высоту 4100 метров. Здесь нам пришлось обувать специальные пластиковые ботинки, чтобы не скользить по льду, так как он был повсюду. А на ботинки надевались ещё «кошки» – специальные шипы. У меня жутко разболелась голова, но принимать таблетки на высоте нет смысла, пришлось терпеть.

– Получается, каждый день вы поднимались на определённую высоту, а потом спускались до базового лагеря?

– Да, таким образом проходила акклиматизация, привыкание к высоте. Но перед днём штурма Эльбруса пришлось ночевать на высоте 4100 метров. Мы очень вымотались, и я думал, что усну быстро и крепко, но нет. Вся ночь прошла в непонятной полудрёме, сердце часто билось – 100 ударов в минуту.

– Покорить Эльбрус всё-таки удалось?

– Да. Но теперь думаю, что не я покорил его, а он меня. При восхождении было много времени, чтобы подумать, что-то переосмыслить. Ведь остаёшься один на один с собой. И понимаешь, что ты всего лишь маленький беззащитный человек перед этим могуществом.

Внезапно погода испортилась, и штурм был под угрозой, было очень обидно остановиться, когда оставалось совсем чуть-чуть. Но потом всё наладилось, и мы двинулись в путь. На такой высоте мысли были мутные, состояние как у пьяного, при этом движения все замедленные. Мне понадобилось целых 15 минут, чтобы надеть обвязку, хотя обычно на это уходит не больше минуты. Шли тоже медленно, некоторые засыпали от недостатка кислорода и чистейшего воздуха, появились головокружение, тошнота. Этот отрезок перед самой вершиной называется Зомби-тропа. Но в голове было лишь одно: «Дойти!». Каждый день мы проходили около 30 км, в общей сложности преодолели примерно 100 км.

– Какие эмоции вы испытали, когда поднялись на вершину?

– Эйфорию. Мы это сделали! Горы нас пустили, это ведь не каждому дано. Забываешь про всё: про какие-то боли, про стёртые в кровь ноги, замёрзшие руки (температура на вершине -25 градусов и ветер).

– Сколько времени вы пробыли на вершине Эльбруса?

– Сделать фото, водрузить свой флаг – на это отводится 15 минут. Но у меня было ещё одно дело – вручить своей девушке кольцо. Я смутно помню, что говорил, примерно что-то типа «давай и дальше покорять вершины вместе», отыскал в кармане кольцо, которое всё это время тщательно прятал, и надел ей на палец. Она толком ничего не поняла и ответила, что согласна, только когда мы спустились ниже.

– Спускаться было легче?

– Я тоже сначала так думал, но ошибался. Мы спускались в обвязке, было очень скользко, у каждого был с собой ледоруб, чтобы в случае срыва можно было им «зарубиться». Усталость давала о себе знать, шагать нужно было очень осторожно и аккуратно, чтобы не оступиться. Интересно: чем ниже спускаешься, тем яснее становится сознание, быстрее двигаешься.

– Если вернуться в начало вашего путешествия, вы совершили бы его ещё раз?

– Да. Я побывал на самой высокой вершине Европы, вышел из зоны комфорта, переборол себя, для меня это подвиг. Плюс магия красоты, которую не увидишь больше нигде.

– Какие вершины собираетесь покорить?

– После Эльбруса первое время думал, что больше никогда не соглашусь на подобное. Но знающие люди сказали: подожди два месяца, это пройдёт, в воспоминаниях останутся только те сумасшедшие эмоции. И правда. Теперь я хочу побывать на Белухе (Алтай) и Килиманджаро (Африка).

Фото из личного архива Д. Чурбакова.

 

Покорять вершины дальше — только вместе

Дмитрий и Ксения в начале восхождения

 

Нашли что-то интересное? Поделитесь с друзьями:


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*